글로버메뉴 바로가기 본문 바로가기 하단메뉴 바로가기

논문검색은 역시 페이퍼서치

러시아어문학연구논집검색

Russian Language and Literature


  • - 주제 : 어문학분야 > 노어노문
  • - 성격 : 학술지
  • - 간기: 계간
  • - 국내 등재 : KCI 등재
  • - 해외 등재 : -
  • - ISSN : 1229-1188
  • - 간행물명 변경 사항 :
논문제목
수록 범위 : 51권 0호 (2015)
6,100
초록보기
S. Minclov’s reputation of the “guardian of the old traditions” in the historical prose was a firm one. It is worth mentioning that at the beginning of the century such a reputation was even harmful for him, as it created an image of an imitator and literary mastodon. Yet, the emigrant environment was characterized by the rejection of the new literary tendencies and the author’s devotion to the classical tradition was perceived positively. In the eyes of the critics, S. Minclov’s uniqueness and refusal to take part in writers’ unions and creative societies as well as the author’s old-fashioned literary views made him a man of the past. Despite this fact, the Russian emigres readership was likely to anticipate each new work by S. Minclov with a great deal of interest. By the end of the 1920s S. Minclov became one of the most popular and most published authors of the Russian Diaspora abroad. Belonging to the generation of the early representatives of the Silver Age (according to the time when his personality and talent formed) and being at the heart of the literary salon and group activity, S. Minclov, however, expressed his very indifferent if not hostile attitude towards the modernist searching. In his memoirs, the author’s opinion of these theosophical and aesthetic achievements is very peculiar and ironic. By the 1930s, the historical prose was largely determined by the province. In this both historical and literary context, S. Minclov’s imitative reputation and old-fashioned approach experienced change. In his works, features of the so-called “classical” mythology started to appear (at least, that is how the Riga press perceived it). Of course, S. Minclov’s ideological attitude towards fortuity and chance also played an important role in the formation of this new reputation as well as the author’s position. The theme of fortuity and chance has become a major identity marker signifying belonging to a particular historiosophical school. The historical adventure story as a genre has specific formal organizational semantics: in it unlike actually historical novel, the spatial organization, and historically last time prevails (as a rule, this time is rather far separated from the present, for some centuries, at least, being perceived as the irrelevant hronomodela which often isn``t restored with a datirovochny accuracy; the historical Romance philology is more attached to concrete date, time of a known historical event whereas the historical and adventurous genre is limited to "hint" for a while) is "condition" of a historical background. The historical and adventurous genre in Sergey Mintslov``s creativity is presented by the novel "Adventures of Students". This Roman didn``t receive a due assessment in literary criticism, is still little-known work therefore relevance of its studying is obvious.

러시아 "은세기" 시문학 속 "탕자" 모티프의 변주

박선영
7,100
초록보기
В данной работе рассматриваются вариации мотива ≪блудного сына≫ в русской поэзии ≪Серебряного века≫ на материале стихотворений В. Брюсова, Н. Гумилёва и И. Бунина. Автор статьи уделяет большое внимание разным аспектам возвращения лирического героя-≪блудного сына≫ у трёх поэтов. В стихотворении ≪Блудный сын≫ (1902-1903), написанном под влиянием Библии и стихотворения А. С. Пушкина ≪Воспоминания в Царском Селе≫ (1829), Брюсов описывает пока не совершенное возвращение одинокого ≪блудного сына≫, сильно напоминающего самого поэта-символиста. Опираясь на тему ≪пути≫, поэт обращает больше внимания на поиск и определение самоидентичности в мире с самого начала своего творческого пути. В ≪Блудном сыне≫, являющемся десятым стихотворением из цикла ≪Вступления≫ книги стихов ≪Urbi et Orbi≫ (1903), насыщенного темой ≪пути≫ ― ≪поиск нового мира≫, уход, заблуждение и т. д. ―, поэт следит за метанием ≪блудного сына≫ между своим ≪иным миром≫ и отцовским ≪этим миром≫. Одним словом, в этом стихотворении отражена эстетическая и экзистенциальная дилемма Брюсова. В стихотворении ≪Блудный сын≫ (1911) Н. Гумилёва, написанном сразу после третьей поездки по Африке и прочитанном в ≪Обществе ревнителей художественного слова≫, поэт с уверенностью показывает свой новый творческий путь к акмеизму, варьируя мотив ≪блудного сына≫ в Библии. Поэт, цитируя нарративную конструкцию притчи о ≪блудном сыне≫ и отношение к ≪другому миру≫ в стихотворении Брюсова, творил своего гумилёвского ≪блудного сына≫, который убеждается в правильности своего блуда, с помощью биографических эпизодов. В отличие от стихотворений Брюсова и Гумилёва, в которых говорится не столько о проблеме веры и покаяния человека, сколько о творческих и экзистенциальных ориентациях двух поэтов, в стихотворении ≪И цветы, и шмели, и трава, и колосья...≫ (1918) Бунин всесторонне и серьёзно размышляет о проблеме Бога и человека. В своём стихотворении Бунин определяет земную жизнь человека-сына как блуд или уход ≪блудного сына≫ и смерть ― как возвращение к Богу-отцу. Таким образом, ≪вечный≫ мотив ≪блудного сына≫ рождает разные вариации по мировоззрению и творческой интенции творца, а следовательно, для правильного чтения и анализа необходимо обратить внимание на сходство и различие уртекста-Библии и варьированных текстов.

러시아 문학 속의 시베리아 흐로노토프

오원교
7,700
초록보기
Эта работа посвящена критическому анализу хронотопа Сибири в русской литературе. В России как евразийской стране Сибирь представляет собой оригинальное культурное пространство, имеющее исторические ценности и разнообразные значения, являющееся центральной частью азиатской России. Образы Сибири как культурного хронотопа составляют обширные и сложные семантики непрерывно колеблющиеся между адом и раем. Образы Сибири в принципе исторически эволюцируют и передетерминируются в русле доминантых идеологий России, таких, как колониализм, империализм, научно-техническая революция, этатизм и т. д. Как выше упоминается, речь еще идет о сугубо субъективные взгляды на Сибирь со секуляризации до идеализации. Итак, Вопрос о том, как Сибири как самостоятельному герою выступать на просторной сцене как Евразия ― еще открыт.

보그다노프와 사회시스템의 문제

이득재
6,300
초록보기
A. A. Bogdanov is nearly not only introduced comparing to Lenin in the history of Russian revolution, but also even more erased as a Machist. His various careers as a novelist, physicist, philosopher, economist, activist has been nearly not introduced until now. Furthermore his organizational theory is nearly not investigated because a successor overshadowes him in a field of system theory. But his organizational theory called Tectology began to be newly highlighted after 1980``s years in the west and 1970``s in the Russia. His organizational theory began to be recognized as a pioneer work followed Bertalanffy, Luhmann etc in the sphere of contemporary system theory. This study aims at elucidating the theoretical aspects of Bogdanov``s tectology as a system theory more concretely by explaining the history to receive Bogdanov``s organizational theory as a system theory before and after Bertalanffy. As noted, there were many theorists after Bogdanov``s tectology as a system theory. They mainly investigated a system theory not in the aspect of system theory itself but sociology. Of course their theory often includes biological influence like Luhmann. We can see it in the Bogdanov``s tectology. But Bogdanov``s organizational theory is differentiated from their system theory. First his organizational theory is very dynamic comparing to other static, structural - functional theories. Second a revolutionary viewpoint as an activist to point to build a socialistic society is included in the Bogdanov``s theory. This study strives to show the two differentiated aspects by a diagram in the above text and how a new society to overcome a capitalistic society appears through a destruction of an organizational boundary and what is needed for an establishment of a new society.
6,500
초록보기
Данная статья посвящена анализу мысли Л. Толстого и Чжуан-цзы о смерти человека. Л. Толстой как Чжуан-цзы подчеркивает, что смерть тесно связана с жизнью. Точнее говоря Л. Толстой обращает особое внимание на то, как надо жить перед смертью. Именно это мышление не дает ему свободу. Однако Чжуан-цзы думает, что смерть является натуральным явлением и потому не надо беспокояться о смерти. Для Толстого очень важно взяймоотношение покойного и живого, Толстой показывает, что покойный живет в памяти живого. Однако Чжуан-цзы не подчеркивает его, так как покойник идет в тот мир по своей дороге(или судьбе). Именно размышление Толстого о смерти явно показывается в повести Смерть Ивана Ильча через жизнь и смерть главного героя. Иван Ильч, который жил страшно и обыкновенно, осознавает о значение жизни и его семьи только тогда, когда он умрет.
6,700
초록보기
Известно, что изучение языка является процессом соизучения языка и культуры. Именно знание языка и культуры в их взаимосвязи в огромной степени обеспечивает удачное общение между людьми. Диада ≪язык-культура≫ в обучении русскому языку как иностранному свойственна лингвострановедению и лингвокультуролоии. Первое разрабатывается в трудах Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова, Г.Д. Томахина, Ю.Е. Прохорова и т.п. и определяется как особая область лингвистики и лингводидактики. В основе лингвострановедения лежат фоновые знания, т.е. знания известные всем представителям данной языковой общности. Основной лингвострановедческой задачей является изучение языковых единиц, наиболее ярко отражающих национальные особенности культуры народа . носителя языка: безэквивалентная лексика (реалии), коннотативная лексика и фоновая лексика. Лингвокультурология разрабатывается в работах В.В. Воровьбева, В.А. Масловой, В.Н. Телии, Ю.С. Степанова, В.В. Красных и т.д. и является комплексной научной дисциплиной, возникшей на стыке лингвистики и культурологии, изучающей этот процесс как целостную структуру единиц в единстве их языкового и внеязыкового содержания при помощи системных методов и с ориентацией на современные приоритеты, отражающие новую систему ценностей. Для лингвокультурологии характерны концептуальные исследования. Концепт мыслится как культурно-ментально-языковое образование, своего рода сгусток культуры в сознании человека, то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека, тот пучок представлений, понятий, знаний, ассоциаций, который сопровождает слово. Представленный в данной статье анализ показывает, что лингвострановедение и лингвокультурология обнаруживают сходные черты и различия, но занимают в обучении РКИ свою собственную позицию и имеют особый удельный вес.
6,900
초록보기
В процессе становления вида глагола как грамматической категории оформлено видовое противопоставление СВГ―НСВГ, и нехарактеризованные по виду глаголы классифицированы как двувидовые глаголы(далее ДВГ). Данная статья рассматривает ДВГ, различающие 3 группы(① исконно-славянские, ② заимствованные, ③ новая конструкция ‘исконно-русский корень + -ировать’) в аспекте формирования нормы в русском литературном языке и взаимодействующих изменений нормы и системы и делает следующие выводы: в русском языке не удержались перфективация и имперфективация, функционировавшие как продуктивный способ при оформлении видового противопоставления по XVII в. и как способ перехода ДВГ в разряд СВГ и НСВГ в XVIII ― XIX в. Большинство заимствованных ДВГ остались ДВГ. В связи с этим количество ДВГ увеличивается постоянно, и они уже не оказываются исключительными и периферическими, а являются устойчивыми и продуктивными. Таким образом, видовое противопоставление вскоре превратится в трихотомию СВГ―НСВГ―ДВГ. ДВГ, заимствованные благодаря общественно-культурным обстоятельствам, приспосабливались к грамматической системе русского языка в XVIII ― XIX в., а в XX в. они не ассимилируются к ней, а восстанавливают свою двувидовость. Именно такие ДВГ укреплены в качестве нормы русского языка. Увеличение общего количества ДВГ как нормы ведет к изменению системы видового противопоставления. Изменение нормы, вызванное внеязыковыми факторами, влечет за собой изменение морфологической системы, считаюшейся самой нечувствительной к языковому изменению. Грамматическая характеристика чужих языковых элементов распространяется в качестве нормы русского языка, что изменяет его систему. Это аналогично заимствованным несклоняемым существительным в аспекте формирования нормы и общего измененияязыка.
5,400
초록보기
This article is devoted to the literary text, its primary language peculiarities. Scientific research describes modern linguistic problems, connected with determination of individual style, the literary text etc. The author examines this linguistic category through the aesthetic paradigms of analyzed period, which influenced on author, his individual style. This research is co-ordinated with modern Russian, Ukrainian and traditional linguistic investigations, honored to study the place of the individual author’s style in the literature language, its development. Dynamical linguistic nature explains the potential for symbolization of different phenomena, so this research deals with theoretical problems of understanding art author’s consciousness through the analysis of individual language dominants. This article represents the character and functional justification of peculiarities of Anna Achmatova’s individual style according to the conceptualization processes in human consciousness. The author advances scientific arguments for co-ordinate connection of language and author’s consciousness. External and internal language facts explain the reason for choosing by the author given symbols as the dominant characteristics of his individual style. Language material proves preponderance of complex approach to analysis of the aesthetics of the literary text considering linguistic, social, cultural and historical factors.

Русскоязычная смс-коммуникация с точки зрения лингвиста

( Сироткина Е. С. )
7,900
초록보기
This paper discusses the peculiarities of SMS communication in Russian from a linguistic point of view. The author describes semantic and pragmatic structure of the lexeme смс (SMS). In this paper the meanings of the lexeme are highlighted; the results of component analysis of its basic meaning are presented; some connotations associated with the word are identified and described. Conclusions are made according to the results of lexicographic analysis of this token, its standard combinatorial properties and connotations. A linguistic experiment consisting in a survey of native speakers was conducted and described as a part of this research. This analysis makes possible to mark out some prototypical traits of SMS in Russian culture, as reflected in the language. The features of communicative behavior of Russian SMS users are discussed. The author describes the influence of interlocutors’ intentions and purposes on the linguistic properties of SMS texts and the strategies of generating text in the SMS communication.

러시아어 주격문 연구 -통사적 위상과 의미 소통적 기능

임수영
6,300
초록보기
Данная статья посвящена проблеме номинативных предложений, а именно их синтаксического статуса и семантико-коммуникативной функции. С точки зрения морфологии именительный падеж существительного характеризуется элементарностью и немаркированностью. Однако номинативные предложения, состоящие только из именительного падежа существительного выражают самые разнообразные значения и выполняют свою собственную коммуникативную функцию, отлича- ющуюся от двусоставных предложений с подобными значениями. Номинативные предложения называет предмет или явление внешнего мира, наличествующее в данный момент, в данном месте. И в основном это связано с идентифицирующей семантикой. В семантике номинативных предложений в нерасчленённом виде присутствует суъектно-предикативно-объектный комплекс, называющее одновременно существующее, воспринимаемое и идентифицируемое явление. И в связи с этим в большинстве случаев номинативных высказываний отмечается понятие перцептивности и дейктическая семантика. Эффект перцептивности также выводится из значения настоящего времени, которое обозначает явление, происходящее как бы на глазах у говорящего. Эффект перцептивности и дейктическая семантика номинативных предложений могут ослабляться и удаляться в зависимости от семантических разновидностей и коммуникативной намеренности говорящего.
1 2 >