글로버메뉴 바로가기 본문 바로가기 하단메뉴 바로가기

논문검색은 역시 페이퍼서치

러시아어문학연구논집검색

Russian Language and Literature


  • - 주제 : 어문학분야 > 노어노문
  • - 성격 : 학술지
  • - 간기: 계간
  • - 국내 등재 : KCI 등재
  • - 해외 등재 : -
  • - ISSN : 1229-1188
  • - 간행물명 변경 사항 :
논문제목
수록 범위 : 54권 0호 (2016)
6,900
초록보기
Тhis paper examines the relationship between political opinions and literary life of Mikhail Sholokhov. He was one of the most famous and widely loved Soviet novelists and also achieved a worldwide fame as a winner of the 1965 Nobel prize in Literature. As a writer who comes from a Cossack village, he knew well about tough situation and tragic fate of Don Cossacks during the Russian Revolution, the civil war and the period of collectivization. Though he participated actively in various operations of Bolshevik and soviet government, in his literature we can read different point of view on the political situation of the time. Especially the main characters of And Quiet Flows the Don and Virgin Soil Upturned experience an inner conflict between a soviet reality and an identity as a Cossacks. In Russian history Cossacks were always apprehended a special group, because they were on the one hand violent soldiers protecting Russian territory and Russian tsar, and on the other hand anti-Russian ethnic group always dreaming an independent state of Cossacks. In his works Sholokhov shows that Cossacks eventually lose their national identity and become Soviet people, but he never depicts this process in the view of socialist realism. Though he was not a Cossack, but with a sympathy for them he tried to prove that Cossacks were people of free spirit.

플라토노프와 혁명 : 프롤레타리아 작가의 낯선 목소리

윤영순
6,600
초록보기
This paper studies the correlation between a Proletarian writer Platonov and the Russian Revolution. Platonov was a writer who lived through the Russian Revolution and recorded it, and his life and works of art were closely related to the Revolution. Even though he came out with the Russian Revolution and ardently supported its ideology, he was condemned as counter revolutionist during his lifetime and was one of writers who were strictly banned from publication until Perestroika. To understand these contradictory situations, this paper examines what the Revolution meant to him and how his representation about Communist Utopia realized through the Revolution had changed. The author perceived the gap between ideology and reality in the process of creating Soviet utopia and had a premonition that co-existence of humans and communist utopia would be impossible. He captured the reality that the process of establishing Communism by Stalin was in conflict with a long aspiration of Russian people towards the communist utopia. He portrayed like a Holy Fool the destruction of the people who believed in communist ideology and the process of constructing "Communism without Humans" as it is. This research focuses on the writer``s complex relations with the Revolution revealed consistently and ambivalently and by doing so, studies comprehensively the characteristics of Platonov``s literature which is sometimes a synonym for the Revolution and sometimes an antonym for it.
6,700
초록보기
Pushkin has a very special position in Mikhail Bulgakov`` works and life. According to his first autobiographical story "Cuffnotes," Bulgakov``s conflict with official literature started due to Pushkin. In Vladikavkaz he defended Pushkin against ``debouch of poems,`` who attacked on Pushkin as a bourgeois decadent, and after that his ill-fated life of writer has started. But Bulgakov had not abandoned his royalty to Pushkin. He called the great poet of russian literature as the commander of chivalry of Russian writers, and strived to follow his principle both in life and literature. From the first novel "The White guard" to the last novel "The Master and Margarita" Bulgakov recurringly called the name of Pushkin and his works, and studied soviet times by Pushkin. In "The Master and Margarita" Bulgakov keenly observed the images of Pushkin as soviet idol and the phenomenon of bulgar appropriation Pushkin in soviet culture. Not only that, Pushkin is a key for interpretation of the novel``s ending. The two poems, "Winter Evening" and "It``s time, my friend, it``s time" were bound up with the fate of Master. Especially, "It``s time, my friend, it``s time" is a crucial key for understanding the meaning of ``peace`` rewarded to Master and his ``final refuge.``
6,400
초록보기
В данной статье рассматривается, каким образом воплощается тема книги в романе "Кысь" Татьяны Толстой. В художественном пространстве романа "Кысь" тема книги выступает как центр повествования, вокруг которого сходятся все важные мотивы, такие как "Кысь", "Княжья Птица Паулин" и "Пушкин." Главный герой рамана "Кысь", работая писцом в "Рабочем Доме" при государственной монополии издательства книг, постепенно становится энтузиастом книг В статье в основном прослежен процесс приближения главного героя Бенедикта к книжному миру. Впоследствие он становится санитором города Федора Кузьмичиска для того, чтобы доставить много старопечатных книг, как это возможно. Выделяются три задачи, - памятник Пушкину поставить, поискать "Первую Книгу", ответить на вопрос "Что бы вынести, если пожар?" - заданные герою Никитой Иванычем, который представляет себя учитель Бенедикта. Исследуя такой ход, как Бенедикт решает данные три задачи, выявляется, что в романе "Кысь" пародируется литературоцентризм, присущий "Русскому миру", который воплощается в целом ряду действия культа книг главного героя.

19세기 말~20세기 초 러시아 문학에 나타난 몸 형상 연구

이한주
7,400
초록보기
В истории человечества на протяжении долгого времени из-за таких понятий как дуализм Платона, где душа и физическое тело несовместимы, из-за влияния христианства, где тело рассматривается как источник греха, а также из-за влияния рационализма Декарта тело до сих пор недооценено. Однако к концу 19-го века критики начали обвинять дуализм, в котором происходило пренебрежительное отношение к телу. Тело уже не рассматривается как закрытая система, но как средство связи внутренних чистых чувств, которые не загрязнены человеческим разумом, со внешним миром. Таким образом подчеркивается важность тела, как средства правильного мировоззрения, которое преодолевает мировоззрение, разбитое и разделенное из-за дуалистического мышления, потерявшего чувство реальности. В русской литературе модернисты, а особенно символисты, начинают проявлять активный интерес к телу в конце 19-го века. Важность тела подчеркивается писателями модернизма, основной эстетикой которых являются свержение и разрушение. Для них тело было связано с подсознанием, в котором были скрыты подавленные похоти. Поэтому они считали, что тело было намного ближе к истине. Они проявляли доверие и интерес к телу, которое точно и правильно реагирует на явления. Также они любили через тело выражать реальность, в которой находились, понимание этой реальности, а также их связь с ней, отражая эстетику, которую хотели воплотить в реальность через произведения. Они пытались свергнуть систему ценностей предыдущего поколения, показывая морально низкое и испорченное тело, которое было слишком отдалено от прежних принципов красоты, и хотели проникнуть в идеальный мир, о котором они мечтали, освободившись от тяжелой реальности через создание идеального образа тела, в котором душа и физическое тело становятся едиными. Они уразумели, что это невозможно и для того, чтобы выразить возникшеее из-за этого разочарование или тягу к потустороннему миру, а также чтобы расстворить страдания существующей реальности и окарикатурить ее, они начинают использовать образ смерти, который был до ого времени запрещенным. В результате этого они глубоко вникли не только в тело, которое находилось в стороне и было пренебрегаемо, но и в те области исследования, которые были запрещенными или недоступными, изобразили это в искусстве и таким образом достигли обновления поэтических слов и различных выражений, к которым они стремились. И как следствие всего этого литературная сфера еще более обогатилась, взгляд читателей относительно предметов изменился и обновился к лучшему. В конце концов читатели начинают приобретать надежду на жизнь более высокого духовного уровня, как этого и ожидали поэты модернизма.
7,100
초록보기
В данной статье проводится анализ биографических материалов и цикла Б. Пастернака 《Из летних записок》 с точки зрения темы Грузии. Конкретные воплощения темы Грузии в его жизни и творчестве рассмотрелись в трёх аспеках - впечатления первого грузинского путешествия, процесса перевода грузинской лирики, творения цикла. Во-первых, поэт находил грузию как пространство, где сохранилась старинная традиция и остались следы русской культуры. Грузия дала поэту чувство творческого освобождения и пробуждала в нём волю к творчеству. Во-вторых, в процессе перевода грузинской лирики он испытал взаимодействие между грузинской и русской лирикой, а также косвенным образом выражал свою искусственную идею и поэтику. Потому что он избрал и переводил грузинскую современную лирику, близкую его поэзии. Кроме того он стремился к переводу, который передал дух оргинала через средства выражения переводчика. Тот перевод играл ему ролю выпускного отверстия творческой энергии. В-третьих, он достиг своей цели ассимиляции действительности и "неслыханной простоты" в его жизни и творчестве во второй половине 30-ых годов после процесса вникания в сущность грузинского мира, грузинского народа, и поэтов П. Яшвили, Т. Табидзе.

『백치』에 나타난 시각과 기억의 문제 연구

조혜경
6,600
초록보기
『The Idiot』 was a novel well known for Dostoevsky``s intention to make a hero like Christ and Don Quixote. So a lot of researchers are interested in Myshkin``s image and have tried to find the parallel between Christ and Myshkin. In this paper a researcher stresses that not only Myshkin``s memory(``sensory memory``) and experience in Swiss, but also his way of seeing are related to the his tragic life: he could not rescue Nastas``ia Fillipovna from Rogozhin and his epilepsy recurred. Indeed, Myshkin wanted to meet russian people and find their faiths in russian reality. In spite of his trial and hope, he was frustrated because he remembered his past lives in Swiss and they kept him from finding ``goodness`` in russians. In this way Myshkin``s sense of life and musing on life derive not from his past experience, but from an immediate perception of world and man. After all, Myshkin realized that russian faith can be seen not through symbol(for example, cross) of reality, but in their minds. That is the way Dostoevsky shows the imperfect ``russian Christ``, Myshkin as ``Homo Opticus`` and ``Homo Memoris``.
7,700
초록보기
Драма Александра Блока 「Незнакомка」 является метапоэтической драмой, в которой драматизируется эстетический тупик, угрожающий современный символизм и его поэтов. 「Незнакомка」 Блока развертывает экзистенциальную проблематику поэта о неспособности к художественному ``анамнезису``, к "соотношению" realia и realiora при падении и изменении идеала. Платоновский ``анамнезис``, который представляется в эпизоде Мышкина, не был реализован в соотношении Поэта и Незнакомки. Символистский поэт, устремляясь только на тот, высокий мир ноумена и идеала, разрывается с этим миром феномена и потеряет способность осуществлять последнюю задачу художественного творчества - ``воплощение`` идеала в вещах и плотях. Символистский поэт, поставив с самого начала неосуществимую цель чтобы видеть наяву ослепительный образ "высокой Той", отворачивается от изначального пададокса художественного творчества, что высокая "Та" является только в несовершенном и сомнительном образе земной Незнакомки. Презентация абсолюта - изначально неосуществимая цель, губительная для символистского искусства. Образ "Незнакомки" в низменной и пошлой реальности является символом сознания об эстетическом и экзистенциальном тупике противоречия между падением идеала и неизбежностью ``воплощения``. Драма варьирует в разных "видениях" тему художественного анамнезиса об узнавании лика высокой "Той", лика Дульцинеи в лике падшего идеала, в лике Альдонсы. Каждое видение показывает разный уровень провала сооотношения лика Дульцинеи и лика Альдонсы. В первом видении тематизируется намек о высоком идеала, о "Прекрасной Даме" или о "Вечной Женственности." Во втором видении развивается тема о неизбежности падения идеала и нежизнеспособности поэта к ``воплощению``, и в третьем видении в теме именовании драматизируется провал ``узнавания`` и ``анамнезиса``, распад соловьевского мифа. Неплодородный Поэт - "Голубой", который не способен обнять земную "Незнакомку", оставляет "Ее" прибытие только как внутренное, замкнутое событие, как бы сон или ``видение``. Неспособный к ``узнаванию`` Поэт возвращает в небо падшую зеленую звезду, которая с желанием ``воплотиься`` в плоти низошла в землю. В провале современной поэзии и современного искусства виноват сам Поэт, "размечтавшийся, захмелевший и прозевавший свою мечту". Драма 「Незнакомка」 - конечная точка, завершающая тему ретроспекции о запертности и катастрофичности современного символистского искусства в 「Лирических драмах」, и одновременно исходная точка, с которого развертываются размышления Блока о нравственной ответственности поэта к реальности и истории. Через драму 「Незнакомка」 Блок подходит к осознанию задачи воплощения снежных улиц и революционной истории.

구밀료프와 르네상스

한예경
6,800
초록보기
По выражению Н. А. Бердяева, серебряный век был подлинный Ренессанс русской культуры. Русская культура, исторически не имея развитого и долговременного буржуазного сознания, не имела и своего Ренессанса в европейских форамх. Взаимное узнавание Запада и России именно во время, совпавшее с жизнью Гумилева, испытало настоящий взлет. Первой обращает на себя внимания яркая гумилевская концепция телесности и особенно (памяти тела), которая, отличие от блеклой и слабой памяти ума, по настоящему хранит культурную, родовую связь поколений. У Гумилева, возможно, это одна из самых интересных и привлекательных его поэтических мыслей. Гумилев скорее ярок и силен, чем философски углублен в целом как поэтическое явление: но в понимании телесного начала, ренессасно оплотняющем посюстороннюю реальность и дающем ей человеческие, культурные права. Гумилев совершенно серьезно и буквально прорывался к подлинности и прорыву границ во времени и пространстве. Дело не только в повторении мотивов пространственного разбивания старых границ мира, вплоть до биографических моментов или повторения ренессансного мотива. Дело в поистине ренессансном прорыве границ наличного в человеке, которого чаял поэт. Поэзия Гумилева не может быть целиком понята только как литература. Это плод особой личности, личности неразурядно сильной и предпочитающей словесное творческое выражение. Яркий феномен ренессансной личности проявляет себя равным образом как в жизненном поступке, так и в поступке текстка, и два последних, зрелых зборника демонстрирует ее характерные черты, в которых мы находим все новые схождения с общеренессансным мироощущением.

탈 소비에트 벨라루스인들의 언어정체성 변화 양상

김보라
5,900
초록보기
The Belarusian language has earned UNESCO``s vulnerable label in 2014, meaning the language is still in active use but rarely and not in all social contexts. Even though UNESCO urged the expansion of the Belarusian conservation and education programs, in the most recent census taken in 2009, approximately 53% of Belarus``s population said that Belarusian was their mother tongue and a quarter of population use Belarusian at home. Then a question arises why it is a linguistic crisis as UNESCO informs. This paper explores that their mother tongue is not literary Belarusian, but Trasjanka, which is a mixed language with Belarusian pronunciation and Russian vocabulary. Trasjanka is used in rural, non-normative, low social class and Belarusian elites consider it as an ugly market language. However, the elites could not revive the Belarusian standard language, because literary Belarusian has never functioned as an oral language through the modern history of Belarus. Thus the status of Trasjanka changes to be recognized as an oral form of Belarusian. Also when we see the mixed language Trasjanka becomes gradually russified, not far in the future, it would be considered a mother tongue in Belarus.
1 2 >